Пушкинское информагентство

Яндекс.Погода

воскресенье, 19 ноября

дождь со снегом0 °C

Онлайн трансляция

Данте на Акуловой горе

28 июня 2017 г., 13:19

Просмотры: 785


Впечатлениями от посещения города Пушкино делится по «Скайпу» житель солнечной Италии

Иностранцами наши края не удивишь. В позапрошлом веке Пушкино облюбовали французы – достаточно вспомнить фабрикантов Армандов и Брокаров. А сегодня не изумляет уже и африканец за рулём автобуса № 35. Так близки в XXI веке города и страны. Как живётся или странствуется у нас иноземцам? Что вдохновляет их или, напротив, огорчает? Каковы пристрастия, в том числе гастрономические, у людей из «другого мира»? Новую рубрику об иностранцах в Подмосковье мы начинаем с жителя далёкой Италии. Он часто бывает на родине своей жены-россиянки. В таких визитах есть место и наблюдениям, и приключениям. Каким? Спросим об этом художника Данте Фаззини! В качестве переводчика – его жена Елена.

− Данте... Это звучное имя ассоциируется у нас с писателем эпохи Возрождения Данте Алигьери и его «Божественной комедией». Говорят, у итальянцев несколько имён...

− У меня есть двоюродный брат в Америке, его зовут Данте. И когда я родился, его мама, моя тётя, эмигрировавшая за океан в прошлом веке из Италии, попросила родителей дать и мне это имя. У итальянцев можно дать младенцу четыре имени. Обычно по именам святых. Мое имя звучит так: Данте Бьяджо Сильвио Джулио.

− Вижу, вы живете в собственном доме...

– Да, у нас старинный дом. Высокие потолки – пять метров. Мы разделили пространство одной из комнат и сделали второй этаж. Вот, видите, горит камин... Коллекция масок, картины на стене... Это копия Веласкеса, вот мои скульптуры. Здесь один из автопортретов. А это маленький уголок России – самовар, картины, еще есть крохотные деревянные башмачки, авторская работа резчика из Пушкино Юрия Журавкова. Моя жена Елена, кстати, его сестра.

− А что это за картина напротив масок?

− Она называется «Общие места». Это трудно объяснить. Общие места проживания людей. Общая жизнь, совместные диалоги... Вот огонь, который поглощает слова. Суть картины – молчание – золото. Такая аллегория.

− В какой манере Вы работаете? У Вас чудесно уживаются реализм и авангард...

− Как художник с классическим образованием, я приверженец академический живописи. Но как человек креативный не зацикливаюсь на одной технике, берусь за новое. Мне больше нравятся делать густые, рельефные мазки, не выписывать детали. Нравится несколькими штрихами схватить характер человека. Так получаются портреты и дружеские шаржи. Творчество должно быть многогранным. У нас небольшой город – 70-80 тысяч жителей. И меня здесь все хорошо знают. Часто заказывают портреты. Вот, смотрите, нарисовал портрет своего отца. А это отец жены, он работал в Мытищах на заводе художественного литья, был лепщиком, по его формам отливали скульптуры. В свое время окончил Строгановку, прекрасно рисовал.

− Данте, а где Вы побывали в России, в Подмосковье?

– Были с женой в России пять раз. Каждый раз посещаю в Москве музеи, выставки. В Петербурге дважды. Проехали по «Золотому кольцу» – Суздаль, Владимир. Поразил храм Покрова-на-Нерли. Очень понравились Сергиев Посад, Троице-Сергиева лавра! Прошлым летом мы из Санкт-Петербурга отправились в небольшое путешествие: Ладожское озеро, Валаам, Кижи…

− Ну нельзя же без приключений итальянцу в России! Бывало такое?

− Бывал разный экстрим. Ну, например, Сергиев Посад зимой. В январе 2010 года здесь было –33°С. Вот когда я понял, что такое русская водка. А еще поразили электрички. Люди предлагают какие-то зажигалки, носовые платки, но ещё и поэты продают свои книжки, музыканты поют песни собственного сочинения. Меня порадовало, что увидел Россию натуральную, парадоксальную, и с бытовой стороны, и с творческой.

– Что впечатлило в Пушкино?

– Акулова гора. Там я почувствовал «поэтические картины» Маяковского. Хотя с его творчеством был знаком и раньше. В Европе Маяковского знают больше как поэта революции, а мне он открылся как авангардист-иллюстратор. Люблю поэзию Серебряного века, творчество Малевича, Кандинского, Родченко. С интересом побывал на даче поэта, которую сумел воссоздать после пожара настоящий подвижник культуры Андрей Дударев, чей энтузиазм и любовь к своей малой родине просто восхищают. А какие инсталляции в музее! Поразил токарный станок, от которого, будто стружка, вылетают слова. Они бьют, режут, доходят до самого сердца...

− Знаю, что читаете стихи Маяковского на итальянском вслух...

− Хотите, прочту? Я их читал детям, когда преподавал искусство. Это стихотворение Маяковский посвятил своей школе. Оно называется «Моя маленькая школа».

− У Вас появились новые друзья в Пушкино, с которыми поддерживаете связь?

− Да! Андрей Греча и его жена Галина. Ценю их творчество фотохудожников. Мы однажды провели с ними весь день на даче Маяковского. Смотритель музея Наталья была прекрасным экскурсоводом. А еще Юрий Журавков – он держит нас в курсе всех событий, что происходят на Акуловой горе.

− Какие впечатления от России воплотились потом в Ваши картины?

− Мне кажется, я чувствую всей душой русскую натуральность. Я мало рисую пейзажи, но недавно по памяти написал березы, купола церквей. То, что впечатлило, переношу на картины. Мне интересно, что у России есть и европейские, и азиатские черты. И внешние, и поведенческие. Российская культура и быт пронизаны восточным влиянием, и в этом много положительного.

− Какие русские блюда Вам нравятся?

− Пироги. Борщ. Водка тоже. В Италии практически не едят гречку, там ее нет. Мы привозим из России. И когда моя жена варит гречневую кашу, а по дому разносится этот вкусный запах (признаюсь, раньше он мне казался странным), чувствую себя немножко русским.

Галина РАТАВНИНА