Пушкино. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 22 сентября

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Писатель, Капитан и климат

03 мая 2017 г., 17:14

Просмотры: 119


 

 

Пишем, что наблюдаем; чего не наблюдаем, того не пишем.

Старинное правило в русском флоте

 

…В далекие теперь аспирантские годы довелось мне писать некий философский трактат под названием «Пространство и время в географии». Суть была в том, что, мол, те самые «пространство» и «время» определяются взаимодействием таких земных образований, как ледники, океаны и атмосфера. Вот они-то и порождают наш климат. А путеводной звездой для написания того реферата стала книга Е.С. Гернета «Ледяные лишаи», где речь шла про все те же ледники, океаны, климат…

ПАУСТОВСКИЙ И КАПИТАН

К.Г. Паустовский, – можно сказать, наш земляк, в свое время живший в Пушкино, – всегда трепетно относился к природе, ко всему тому, что сейчас именуют «экологической тематикой». И в 1932 г. написал книгу, которая так и называется «Теория капитана Гернета». Позже, вспоминая, в «Золотой розе» он поведал вот о чем.

«Однажды я был у Алексея Максимовича (Горького. – И.П.) в его загородном доме в Горках. <…> Тогда я только что прочел очень редкую книгу нашего моряка, капитана Гернета. Называлась она «Ледяные лишаи». Гернет был… советским морским представителем в Японии, там написал эту книгу, сам набрал ее в типографии... и отпечатал всего пятьсот экземпляров этой книги на тонкой японской бумаге. В книге капитан Гернет изложил свою остроумную теорию возвращения в Европу миоценового субтропического климата. Во времена миоцена по берегам Финского залива и даже на Шпицбергене росли магнолиевые и кипарисовые леса. <…> …Гернет неопровержимо доказал, что если бы удалось растопить ледяной панцирь Гренландии, то в Европу вернулся бы миоцен и в природе наступил золотой век. <…>

Я рассказал Горькому о теории Гернета. Он барабанил пальцами по столу, и мне показалось, что он слушает меня только из вежливости. Но оказалось, что он был захвачен этой теорией, ее стройной неопровержимостью и даже какой-то торжественностью. Он долго обсуждал ее, все больше оживляясь, и попросил прислать ему эту книгу, чтобы переиздать ее большим тиражом в России. И долго говорил о том, сколько умных и хороших неожиданностей подкарауливают нас на каждом шагу. Но издать книгу Гернета Алексей Максимович не успел – он вскоре умер»…

Так давайте ж и мы поговорим об этом замечательном человеке.

«РАЗИТЕЛЬНО ПОХОДИЛ НА ИЛЬИЧА...»

Вот еще одна цитата. На сей раз из «архивного детектива» писателя-мариниста Н. Черкасова «Одиссея мичмана Д…».

«…Восьмого августа тысяча девятьсот сорок третьего года в степном Казахстане умер счетовод павлодарского колхоза «Спартак»… <…> [О нем] ходил по селу странный... невероятный, кощунственный слух, пущенный не иначе старухами, веровавшими в беглых царей, вроде Александра Первого, который вовсе не почил в бозе при загадочных обстоятельствах в Таганроге, а, как уверяли сведущие люди, тайно ушел в скит. Только [они] могли придумать такое: будто новый счетовод есть не кто иной, как вождь мирового пролетариата Ленин, тайно покинувший Москву из-за разногласий с новыми вождями и скрывавшийся в глубинах знакомой ему по енисейской ссылке Сибири. Поводов к таким толкам набиралось по меньшей мере три. Во-первых, счетовод разительно походил на Ильича: бородка, усы, мощный голый купол черепа, непременный узел галстука при воротничке, подколотом булавками… Во-вторых, счетовод отличался праведным образом жизни, знал языки, много читал и даже что-то пописывал. В-третьих, он не расставался с томиком Ленина из Полного собрания сочинений…

Теперь этот томик, с цифрой XXIII на корешке, лежал под фуражкой счетовода, и председатель, до которого тоже дошли престранные пересуды, не без любопытства перелистал книгу. Из нее выпал старый фотокартон: молодой черноусый морской офицер в стоячем белом воротничке, обхваченном галстуком. На обороте паспарту председатель, нацепив очки, с трудом разобрал тусклую карандашную надпись: «Порт-Артур. 1904 г.».

«Вона что, – сказал себе председатель. – Из бывших… Однако понятно, каким ветром в наши края занесло… Евгений Сергеевич Гернет… Из немцев, што ль?..»

«Нет, товарищ председатель, – отвечу я из своего временного далека, – не из немцев. Из шведов. Прадед вашего бывшего счетовода, комендант Ревеля, вручал Петру I ключи от города. В Таллинне на улице Усе еще и сейчас стоит старинный особнячок, известный среди краеведов как «дом Гернета». <…>

…Счетовода хоронили поздним вечером, когда над степью высоко и купно, как над океаном, стояли обе Медведицы, Дракон, Волопас, Возничий и Лира… Созвездия лета 1943 года… Их мерцающие иероглифы теперь четко складывались в последние знаки судьбы, которые так и не смог прочитать там, в Порт-Артуре, китаец-звездочет, взявшийся предсказать блестящему мичману его будущность. <…>

Звезды хоронили счетовода…».

КАПИТАН ЗЕМНОГО КЛИМАТА…

А славный – и одновременно горький – жизненный путь Капитана был таков.

Евгений Сергеевич Гернет родился в 1882 г. и через двадцать лет, окончив Морской корпус, получил назначение на броненосец «Победа», на котором в 1903 г. прибыл в Порт-Артур. Во время русско-японской войны его награждают орденами Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и Св. Станислава с мечами и бантом. Подвиги следуют один за другим, он получает лейтенанта и назначается флаг-офицером Морского Походного штаба наместника в Харбине. А после награждения в 1905 г. орденом Св. Владимира 4-й степени, Гернета командируют в распоряжение Главного Морского штаба в Петербурге. И вновь награда – серебряная медаль в память русско-японской войны. Пребывая «во внутреннем и заграничном плавании» на очередном броненосце, он получает орден Св. Анны III степени. Позже – Сибирский флотский экипаж, командование транспортами и миноносцами. А с началом Первой мировой войны Гернета направляют на Черноморский флот; в 1915 г. его награждают медалью в память 200-летия Гангутской победы, за сражение под Трапезундом – орденом Св. Станислава II степени.

В 1917 г. он – на стороне советской власти, командует Волжской и Азовской военными флотилиями, служит на Балтийском флоте. И вновь Дальний Восток: походы на кораблях-пароходах, а в 1924–1927-х гг. он уже в Китае, военным советником при В.К. Блюхере. Потом – Япония, где Капитан пишет свою знаменитую книгу «Ледяные лишаи» (1930). Возвратившись в Ленинград, он работает над полярными картами, служит в Главсевморпути, ходит в Арктику на пароходах «Сибиряков» и «Садко». В 1936–1937-х гг. Гернет подготавливает поход дрейфующей станции «Северный полюс» И.Д. Папанина.

…Но когда в 1937 г. на Северном морском пути во время ранней и суровой зимы несколько судов застряли во льдах, в этом обвинили гидрографов, якобы составивших вредительские карты. Был арестован и Гернет, и, хотя открытый суд провалился, ученых отправили в лагеря. Капитан оказался в Казахстане, в том самом колхозе «Спартак», а когда у него в 1943 г. закончился срок ссылки, он умер от инфаркта.

Евгений Сергеевич Гернет был реабилитирован в 1956 г., а уже в наше время его имя было присвоено одному арктическому проливу, где он проводил свои первые полярные исследования. А в 2011 г. его дочь Галина Гернет выпустила книгу об отце «Он умер от радости».

* * *

Такая вот история с климатическим уклоном…

Игорь ПРОКУРОНОВ

На снимках:

Мичман Гернет, 1902 г.

Батум, 1916 г.

В ссылке в Казахстане, 1940 г.