Пушкино. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 22 сентября

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Семейные истории в истории храма

20 апр. 2017 г., 13:50

Просмотры: 141


 

 

Двухсотлетняя история храма во имя евангелиста Иоанна Богослова в Могильцах не может быть раскрыта в полной мере без упоминания имен священнослужителей, а также прихожан, жизнь которых наиболее тесно с ним связана. Ниже речь пойдет о семейных кланах Аигиных, Буравцовых и Кубли, тесно переплетенных между собой родственными узами. Два их представителя на протяжении почти столетия являлись настоятелями храма Иоанна Богослова.

 

БУРАВЦОВЫ

Наиболее ранняя по времени связь с храмом была у Буравцовых. Старший из представителей семейства – Петр Александрович стал его настоятелем в 1844 году. Об этом свидетельствует медная плакетка, прикрепленная к окладу иконы Казанской Божией Матери, врученной ему прихожанами в 1894 году в связи с пятидесятилетием несения службы.

О Петре Александровиче известно немного. Он родился в начале 1820-х годов в одном из сел между Сергиевым Посадом и Богородском (Ногинском). По архивным сведениям и рассказам внучек Анны и Ольги, окончил в 1842 году Влахернскую духовную семинарию под Сергиевым Посадом и начал служить настоятелем одной их подмосковных церквей на Волоколамском тракте. Сын Петра Александровича – Алексей Петрович (родился в 1840 году) не пошел по стопам отца. Из справочных книг по г. Москве конца XIX столетия известно, что служебную деятельность в начале 70-х годов он начинал канцелярским служащим Казенной палаты, а затем уже в чине титулярного советника трудился в Страховом обществе «Россия». До преклонных лет (умер в Москве в 1916 году) он продолжал служить в том же Страховом обществе, но уже в должности присяжного поверенного. Эти сведения почерпнуты из адресных справочников Москвы и выписки из метрической книги, выданной при крещении его внука Петра, родившегося 25 мая 1904 года, первенца дочери Ольги. Алексей Петрович был женат на дочери Василия Петровича Аигина. Имени ее в памяти потомков не сохранилось. Известно лишь, что она родилась в 1861 году в Талицах и умерла в 1920-м. Ее могилу бесполезно искать на кладбище при храме. Вместе с семьей дочери Ольги в годы Гражданской войны судьба забросила ее в село Аргаяш на востоке Башкирии, где она скончалась и была похоронена.

 

ИЗ КРЕПОСТНЫХ – В ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКИ

Аигины – талицкие лесопромышленники, хорошо известны в Пушкинском районе. В конце XIX века, являясь крепостными крестьянами, они принимали участие в Отечественной войне 1812 года, занимались снабжением русской армии. Благодаря этому после окончания войны были освобождены от крепостной зависимости. Приобретя в 1850-х годах село Талицы

по соседству с Могильцами, Аигины постепенно расширяли владения, скупив соседние поселения, в том числе и принадлежавшее потомкам екатерининского вельможи князя Гагарина село Богословское на Могильцах, на землях которого и расположен храм. В соседних Талицах в 1861 году Аигины построили основной усадебный дом (сегодня по губернаторской программе «Усадьбы Подмосковья» дом отреставрирован).

Василий Петрович Аигин до конца дней являлся почетным попечителем храма Иоанна Богослова. Вместе с сыновьями Сергеем и Александром он много сделал для его поддержания и периодического ремонта. У стен храма все трое и были похоронены, уйдя из жизни в 1897–1900 гг. Их могилы в «лихие тридцатые» были разграблены, а остатками каменной ограды и постаментов вымостили улицы поселка. Сейчас из прежних захоронений рядом с храмом сохранились только могилы двоюродного брата Василия Петровича – Ивана Ивановича (1839–1893 (?), основателя младшей ветви Аигиных, и его дочерей, а также некоторых членов семейства Гагариных. Близ входа в храм возвышается черный крест на постаменте могилы Федора Федоровича Кубли. Потомки Ивана Ивановича, внуки и правнуки двух его сыновей – Петра и Ивана, ныне живут в Москве. Самого Василия Петровича Аигина с полным основанием можно считать основателем «старшей ветви» рода, к которому принадлежат потомки, позже породнившиеся с семействами Буравцовых и Кубли.

 

СЕМЕЙНАЯ ТРАГЕДИЯ

Вскоре после женитьбы по обычаю тех лет молодая семья Алексея Петровича Буравцова быстро обзавелась детьми. В 1878 году родился первенец Александр (умер в 1922 году), год спустя – Анна (1879–1942), затем – Ольга (1882–1958), Клавдия (1885–?) и Петр (1888–1920). Жизнь Александра и Ольги долго была связана с Могильцами. Александр там умер и был похоронен у стен храма, а Анна оставила Могильцы только после трагической смерти мужа Федора Федоровича Кубли в 1936 году. Он собирался ехать в Москву, но на подходе к станции был сбит электричкой. В Москве в предвоенные годы Анна Алексеевна жила либо у дочери Александры Федоровны в Сокольниках, либо в семье сестры Ольги в Дангауэровской слободе. После эвакуации семьи Ольги Алексеевны в Чувашию Анна Алексеевна до осени 1942 года оставалась жить у дочери и только 20 октября 1942 года приехала к сестре. Ее дочь, работая в системе Наркомата путей сообщения, сумела выхлопотать для матери разрешение на проезд в Чувашию и посадила ее в эшелон, следовавший с фронта на Урал. Сестра встречала Анну на станции Шумерля. Около 20 км пришлось добираться на телеге до села Большие Алгаши, где размещались эвакуированные из Москвы. От недоедания Анна Алексеевна выглядела ужасно и практически не вставала с постели. Вероятно, нормальное питание надо было налаживать постепенно, но ее старались не ограничивать в еде. Анна Алексеевна умерла 27 октября 1942 года, через неделю после приезда. Вместе с некоторыми оставшимися после ее смерти документами в семье до сих пор хранится и свидетельство о смерти, написанное на чувашском языке.

У сестер Ольги и Анны было много детей. В предвоенное время они все постоянно собирались вместе, отмечая семейные праздники. Такие встречи продолжались и в послевоенные годы, пока позволяли здоровье и возраст. Покинув Могильцы в 1936 году, в летние сезоны даже в 50-е и 60-е годы представители семьи еще продолжали посещать родные места. После полувекового перерыва эти посещения в последние годы возобновили их внуки и правнуки.

 

КУБЛИ

Предки Федора Федоровича Кубли (1866–1936) – швейцарцы, появились в Петербурге около 1800 года. Их родиной был немецкоязычный кантон Гларус, расположенный в малонаселенном районе на востоке Швейцарии и занимавший северо-западные склоны Гларусских Альп, а также часть крупной межгорной озерно-речной долины, протянувшейся от Цюриха до долины Рейна. В Петербурге Кубли создали механические мастерские, а также небольшое предприятие по производству уксуса. Отец Федора Федоровича – Федор Михайлович до 90-х годов служил врачом в одной из петербургских больниц для бедных. Младший, Федор, получив духовное образование в Сергиевом Посаде, после женитьбы на Анне Алексеевне Буравцовой стал настоятелем храма евангелиста Иоанна Богослова, сменив деда жены – Петра Александровича. На коллективной фотографии служителей и прихожан, снятой у стен храма в конце XIX века, в центральном ряду вместе с Петром Александровичем сидят (справа) Василий Петрович Аигин с сыновьями – Сергеем и Александром, а слева – Федор Федорович Кубли, только что начавший свою службу.

Потомки Буравцовых и Кубли и в наши дни проживают в Москве, бережно сохраняя память о предках. К сожалению, «старшая ветвь» Аигиных пресеклась еще в первой половине прошлого столетия, а вот представители «младшей ветви», идущей от Ивана Ивановича Аигина и его сыновей, благополучно здравствуют.

 

P.S. Уже закончив очерк о предках, авторы решили добавить к нему сведения, непосредственно относящиеся к двум иконам, связанным с храмом Иоанна Богослова. Обе они долгое время хранились в семье Ольги Алексеевны, и лишь в прошлом году обе были возвращены храму. История их такова. Одну из икон, с изображением Одигитрии, Ольге Алексеевне привез поздней осенью или в начале зимы 1939 года Федор Кубли – старший сын Федора Федоровича и Анны Алексеевны. Икона была без оклада, по существу, в том же виде, в каком ее недавно вернули храму. Нет сомнений, что для обеих сестер икона была памятна, хотя вопрос о ее истории никогда не поднимался.

Вторая икона – Казанской Божией Матери – небольшого размера. Именно ее прихожане храма Иоанна Богослова подарили отцу Петру в 1894-м, отмечая пятидесятилетие его служения. В 1903 году с этой иконой шла под венец его внучка Ольга Алексеевна Буравцова, с тех пор она бережно хранила ее более полувека, до самой смерти в 1958 году. Год назад икона вернулась в храм, прихожане которого более века назад вручили ее отцу Петру.

 

 

Подписи к фото

Священник Ф.Ф. Кубли – во втором ряду второй справа. В.П. Аигин – в центре. Рядом с ним – сыновья Сергей Васильевич  и Александр Васильевич

 

 

Сын настоятеля храма Алексей Петрович Буравцов и Александра Васильевна Буравцова (Аигина). И их дети – Саша (слева) и Аня (будущая жена Ф.Ф. Кубли). Конец 1879 – начало 1880 гг.

 

Михаил Ахметьев,

Анастасия Кубли