Пушкинское информагентство

Яндекс.Погода

среда, 26 сентября

облачно с прояснениями+5 °C

Онлайн трансляция

Элеонора ЧИСТЯКОВА: «Мы самый досягаемый уровень власти»

29 дек. 2017 г., 15:08

Просмотры: 242


В минувшем году к сельскому поселению Тарасовское было привлечено повышенное внимание. Активное обсуждение вызвал факт перекрытия сквозного проезда через село Тарасовка, по улицам Центральной, Санаторной и Солнечной. Руководству сельского поселения, вставшему на сторону законных интересов своих жителей, пришлось выдержать нешуточное информационное давление, которое, в первую очередь, стали оказывать жители соседнего муниципалитета –городского округа Ивантеевка. Но и помимо этого есть что вспомнить. Многое сделано в сферах благоустройства, ЖКХ, культуры и других. О том, как Тарасовское прожило 2017 год, корреспондент Пушкинского информагентства побеседовал с его главой Элеонорой ЧИСТЯКОВОЙ.
 

– Элеонора Михайловна, в сентябре, во время проведения выездной коллегии при главе района в сельском поселении Тарасовское, в первую очередь обратила на себя внимание чистота на улицах. С проблемой мусора вы справились с высокой степенью эффективности. Каким образом вам это удалось?

– Ещё до принятия 191-го закона «О благоустройстве в Московской области», обязавшего собственников домовладений заключать договоры на вывоз мусора, мы работали в этом направлении. Думали о том, как снизить нагрузку на бюджет. В поселении были расставлены бункеры, вокруг них скапливалось большое количество мусора. Не станешь же ловить за руку, кто и сколько туда везёт. В итоге на вывоз мусора из бюджета сельского поселения Тарасовское ежегодно уходило 7-8 миллионов рублей…

– Внушительная сумма…

– Поэтому приступили к решению проблемы, но делали это постепенно. Начали с информирования населения. В 2015 году организовали пилотный проект на одной из улиц посёлка Лесные Поляны. В нём преобладают многоэтажные дома, но есть и небольшой частный сектор. Проводили собрания, объясняли. Были среди жителей и те, кто противился, но в итоге, после года работы, мы увидели, что нововведение прижилось. Люди поняли, что заключать договоры на вывоз мусора удобнее.

– После этого проект стали реализовывать на территории всего поселения?

– В начале 2016 года активно проводили собрания. Летом же объявили, что с 1 декабря контейнерные площадки в частном секторе будут ликвидированы. Потом постоянно напоминали жителям об этом. В результате, когда контейнеры убрали, ни на одной из контейнерных площадок свалок мы не получили. А дальше, конечно, продолжили работу по заключению договоров на вывоз мусора с собственниками домовладений.

– Каким образом?

– Мы предложили людям компанию-перевозчика, с которой сельское поселение сотрудничает уже много лет. Перед этим представили перевозчику свои требования, он согласился им соответствовать. Жителям также пояснили, что заключать договор с данным перевозчиком не обязательно, можно это сделать с любой организацией. Но вряд ли кто-то приедет именно к вам за вашими пятью килограммами мусора. И вот процедура заключения договоров началась. У нас налажено хорошее взаимодействие с населением, мы представили людям мусоровывозящую компанию, сказали, что ей можно доверять. В настоящий момент у нас заключили договоры около 90 процентов жителей.

– Как это действует на практике?

– Мусоровывозящая компания заключила договоры с торговыми предприятиями. Те взяли на реализацию мешки с эмблемами. Они разной вместимости, а в стоимость каждого уже вложена стоимость вывоза мусора, то есть человек, приобретая этот мешок, уже всё оплатил. Система более справедливая, чем тогда, когда был один тариф на всех. Мало мусора производишь, купи мешок на тридцать литров по одной цене, много – купи столитровый пакет по большей цене.

– Выходит, приобретая мешок, ты уже заключаешь договор на вывоз мусора?

– Фактически, если граждане законопослушны, договор никакой роли не играет, но закон его заключения требует. Можно не иметь договора, но покупать мешки, складывать в них мусор, выставлять – и всё, условия приняты. Конечно, невозможно отследить, приобретает ли каждый заключивший договор мешки. Но перевозчик не жалуется, что мешки никто не покупает. По количеству вывезенного в день мусора мы также видим, что люди этой услугой действительно пользуются. Если вы обратили внимание, у нас везде установлены жёлтые щиты с информацией о том, как работает система, где мешки продаются, размещён график вывоза мусора. Считаю, если этой темой заниматься всесторонне, будет результат.

– Насколько же сократились затраты на вывоз мусора в масштабах поселения?

– В 14 раз!

– Элеонора Михайловна, расскажите, пожалуйста, про закрытие сквозного проезда через сельское поселение Тарасовское. Почему это необходимо было сделать?

– Конечно, это очень больной вопрос. Начнём с его истории. Все знают, каким было Ярославское шоссе до реконструкции – постоянная пробка. А дорога эта проходила через центр сельского поселения Тарасовское. Жители, понимая, что есть федеральный проект, который в скором времени будет реализован, ожидали окончания ремонтных работ, в большинстве своём терпели… Но жалобы всё равно поступали. На трясущиеся дома, на то, что дорогу постоянно приходится латать. Развязка под мостом во время реконструкции приняла на себя весь поток машин, а её ширина в самых узких местах составляет менее трёх метров…

– Но вот Ярославское шоссе запустили…

– Что вы думаете – трафик там не уменьшился. С четверга и по выходные снова всё вставало. В час проходило до двух тысяч машин. А у нас, извините, просто сельская улица. Когда её прокладывали, то не подразумевали транзит. Потому что у такой дороги должны быть совсем иные характеристики.

Делаем тротуар рядом с дорогой – не спасает: едут и по нему! Дошло уже до совсем вопиющего случая: проезжающая машина зацепила детскую коляску и протащила её какое-то расстояние. Хорошо, что это происходило в пробке и скорость автомобиля была соответствующая. До каких пор подобное можно было терпеть?!

– Проблема колоссальная…

– Жить невозможно было в селе. Около двух тысяч человек проживает на трёх улицах, через которую эта дорога проходит, – на Центральной, Санаторной и Солнечной… И я очень благодарна главе Пушкинского района Сергею Михайловичу Грибинюченко, что он её увидел и подписал постановление о закрытии сквозного проезда.

– Были ли другие варианты решения вопроса, кроме перекрытия дороги, о которых много говорили ваши оппоненты, в основном жители Ивантеевки?

– Всё законодательство говорит о том, что транзит через жилую застройку запрещён. У нас есть генплан, утвержденный в декабре 2016 года, и в нем эта дорога – местного значения. Если мы хотим эту дорогу превратить в межмуниципальную или региональную, то людей нужно переселять. Необходимо делать проект, изыскания, проводить расчёты. Выкупать у людей домовладения, квартиры... Расселять, сносить.

Тем не менее меня удовлетворяет тот факт, что у некоторых ивантеевских депутатов и жителей в последнее время появилось понимание. Они говорят – да, мы там ездили, но там ведь люди живут!

– Элеонора Михайловна, во время выездной коллегии вы показывали очень красивый парк, открывшийся в селе Тарасовка на улице Рябиновой. Какие еще у вас планы по благоустройству?

– Мы также показывали пешеходную зону, полтора километра длиной, в посёлке Челюскинском, на улице Садовой. В этом году удалось выполнить там только часть работ – сделали дорожки и многофункциональную спортивную площадку, засеяли газон. На следующий год у нас запланирована установка скамеек и детской площадки, а также освещения. Ну и с жителями будем советоваться – спросим, что они хотят. Вертикальное озеленение сделаем, вазоны поставим.

Мы ведь и парк в Тарасовке делали в течение двух лет, так как у нас нет такого объёма бюджетных средств, который можно сразу привлечь. Важным событием стал и ремонт нашего Дома культуры. Долго пришлось добиваться, чтобы его включили в соответствующую программу. Вплоть до того, что жители собирали подписи под обращением к президенту страны.

– В отремонтированном Доме культуры на сцене – большой белый экран. Не возникало идеи открыть кинотеатр?

– Здесь показывают мультфильмы для детей, демонстрируют фильмы в праздничные дни. Также мы участвуем в программе «Российское кино – селу». Но вопрос с кинотеатром можно отнести больше к перспективе. Нужна лицензия, это непростая процедура…

– Какие культурные и спортивные мероприятия проводите?

– Фестиваль «Открытая сцена», в котором участвуют все учреждения поселения, и взрослые, и дети, в разных номинациях. Обкатали его внутри сельского поселения и поставили цель – привлечь к участию в нём другие поселения, а может даже сделать его межрайонным. Ставим и показываем спектакли благодаря художественному руководителю нашего Дома культуры, который имеет актёрское образование. Вынашиваем идею проведения театрального фестиваля. А в области спорта – вышли даже на международный уровень, так, например, на соревнования по карате киокушинкай к нам недавно приезжали участники из разных стран.

– Приходят ли на территории поселения инвесторы?

– Да, наше поселение развивается. В 2017-м построен очередной автоматизированный склад на таможенном терминале ТСТ «Транссервис», где создано порядка 150 рабочих мест; готовится к строительству еще один корпус. А также введён в эксплуатацию гипермаркет «Лента», где создано более двухсот рабочих мест.

– Когда проезжали по поселению, обратили внимание, что на его территории строятся православные храмы…

– Сложно представить, но в 2002 году их ещё не было. Наша гордость – это часовня Сергия Радонежского. Или вот в посёлке Лесные Поляны раньше была только молельная комната от храма Матроны Московской. Но возникла инициативная группа прихожан, которые очень просили возвести храм. Так впоследствии была построена церковь Иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» и организована воскресная школа. В поселке Челюскинском аналогичная история – Успенский храм вырос из молельной комнаты.

– Элеонора Михайловна, вы отметили в ходе интервью, что у вас складываются хорошие отношения с населением. За счёт чего, как вы считаете?

– Из-за компьютеризации не получается много общаться с населением. Сейчас – время общения с людьми посредством социальных сетей. Ранее люди со всеми вопросами шли в администрацию. Я всегда вела приём долго, стараясь уделить время каждому. Помогали, конечно, людям в решении их вопросов. Если же не могли помочь, то разъясняли, куда пойти, к кому обратиться. Потом, любое мероприятие, которое проходит на улице, – я всегда на нём. Маленькое, большое – неважно, всё время с людьми. В учреждениях также присутствую на мероприятиях. Если, допустим, поступает жалоба – в доме проблемы с канализацией или еще что-то, сама иду в подвал, смотрю, что там происходит. Даже сейчас – нет полномочий, но я всё равно это делаю. Потому что всегда подчёркивала и подчёркиваю: мы самый досягаемый уровень власти, куда может обратиться житель! И мы никогда не ждем приёмного дня: пришёл человек сегодня, значит, я его принимаю.

– Получается, общение с жителями – это самое главное для исполнительной власти?

– Да, это важно. Но главное, чтобы было достаточно средств, чтобы выполнять то, что просят люди. К сожалению, в последнее время бюджеты именно сельских поселений значительно сокращены. И это замедляет развитие нашего поселения. Но, поверьте, мы работаем с максимальной отдачей сил и даже за счёт маленького бюджета стараемся сделать как можно больше.