Пушкинское информагентство

Яндекс.Погода

понедельник, 19 ноября

пасмурно0 °C

Онлайн трансляция

Василий МЕЛЬНИКОВ: «Я слишком переживаю за всё…»

20 сент. 2018 г., 10:35

Просмотры: 592


Основные вопросы, с которыми к депутату Мособлдумы Василию Мельникову приходят на приём избиратели, – социальные. Но занимается он не только ими. Благодаря инициативе Мельникова, члена комитета по экономике, предпринимательству и инвестиционной политике, реальную поддержку в скором времени получат и подмосковные предприниматели, работающие в сфере обрабатывающих производств.

Уже осенью в силу вступит закон о льготах по снижению налогов, взимаемых по упрощённой системе налогообложения. Ожидается, что они уменьшатся более чем в три раза. Чем не наглядный пример проявления любви к Родине и своим соотечественникам? Мельников вообще уверен, что русские – уникальная нация, а при наличии общей цели или идеи, в отличие от многих других народов, способны на Рывок. Просто сегодня люди не совсем понимают, куда двигаться и что строить…
С темы патриотизма и начинается наш очередной диалог.

 

Я фанатик.

По отношению к работе

– Вы патриот. А как относитесь к непатриотам? Если, к примеру,  ваш бизнес-партнёр не озабочен процветанием Родины, её престижем, а думает лишь о собственной выгоде, вы будете с ним работать?

– Патриотизм бывает разный и непатриотизм, соответственно, тоже. Возможно, этот гипотетический партнёр не заботится о благе Родины, потому что ещё молодой и просто не задумывается об этом. Если он толковый бизнесмен, я, скорее всего, с ним работать буду, но это не значит, что я готов вступать в дружеские отношения. Я, когда в Америке был, пользовался так называемым русским такси. Водители – все выходцы и СССР. Садишься, и начинается гундёжь на тему, как хорошо было в Союзе. Спрашиваю, а чего уехал-то? Ответ, по сути, один: «Я ради детей уехал». В итоге он в чужой стране весь день за баранкой в полном неудовлетворении жизнью, счастливы ли его дети – большой вопрос. Ну и зачем? Ехали мы как-то с одним старым евреем из Одессы. Я критикую Америку, он спорит, утверждает, что Америка хорошая! А потом, уже прощаясь, признался: «Да понимаю я, о чём вы говорите, ребята. Я в Одессе мог взять жену, бутылку водки, пойти к другу, выпить, поговорить за жизнь,и я был счастлив. А в этой стране у меня всё есть, но я несчастлив».

Бывают, конечно, отдельные случаи, когда талантливому человеку нет возможности здесь, в России, реализоваться, например, учёным, изобретателям. А тех, кто уезжает из страны, чтобы торговать или рулить на такси, я не пойму никогда… Вообще нельзя оценивать прошлое с позиции дня сегодняшнего: тогда же совсем другая ситуация была, другой опыт у людей. И решения были приняты соответствующие.

 

– Вы знали, кем будете в детстве?

– Нет. Мама (она учитель физики, до сих пор работает во фрязинской школе) определённую роль в моём самоопределении сыграла. Я родился и жил в Усть-Каменогорске. По окончании школы собирался в Бауманку, но мама сказала: «Нет, сынок, я в Москве тебя не потяну». И я поступил в институт в Томске. Почему туда пошёл? понравилось название специальности – инженер по электрооборудованию космических и других летательных аппаратов. В 80-е ещё многие мальчишки о космосе думали.

 

– Вы связь с космосом осуществили в итоге?

– Местами. Тогда был период, когда студентов с военной кафедры забирали в армию. И я отслужил два года в космических войсках. Попал в Казахстан, не на Байконур, правда, а на другую площадку. Кем буду после вуза, толком не понимал, а выпускникам светило на тот момент распределение по почтовым ящикам в Иркутске, Хабаровске, на Урале… В итоге завязал я с этим делом, даже не начав толком. Тогда началась перестройка. Учиться стало некогда. Все в «бизнес» кинулись: перепродавали всякую ерунду, но зарабатывали больше, чем инженеры на заводах. К слову, к производству меня даже тогда подсознательно тянуло, всегда хотелось что-то нужное создавать, производить. Со временем организовал в Щёлкове производственное предприятие «Тритон».

 

– Как вы относитесь к слову «фанатик»? Вас можно назвать фанатиком?

– Да. По отношению к работе.

 

– К любой?

– Думаю, да. Скажем, если мне будет поставлена задача вырастить картошку, и я пойму, что это действительно надо, я буду сажать её до последнего. К садово-огородным работам с детства приучен. Шесть соток были раньше у каждого советского человека. У моего деда их было больше. Родителям помогать ему на участке было некогда, но нас – детей – откомандировывали туда постоянно. Помню выражение такое: «по холодку». пять утра, а у нас уже не спит никто. Картошку на майские праздники сажают, и мы на наше поле «по холодку» каждый год… Все ещё только начинают сажать, а мы уже заканчиваем. Так со школы привычка делать что-то полезное и закрепилась. Вот только времени меньше и меньше на всё остаётся.

 

– Не хватает суток или жизни?

 – Всего. Год пролетает с такой скоростью! Да, что-то успеваю, а сколько всего не успеваю, сколько до ума не довожу, что-то вообще забываю…

 

Книги беру с собой всегда…

– Какие качества и черты вы не перевариваете в людях? Вас оттолкнет от общения с человеком, если он…

– …заносчив. Мне не нравятся циничные люди, хотя лично мне в меру циничным стать не помешало бы. Меня однозначно оттолкнёт от человека, если он слово своё не держит. Люблю и ценю честность. Не люблю непрофессионализм. В любой сфере. Дело это нарабатываемое, но когда человек не хочет расти, когда строит из себя что-то, не являясь ещё ничем и никем, это раздражает. Чем больше человек знает, чем он мудрее, тем он меньше обычно себя выпячивает и тем больше старается поберечь другого. А бестолковый обычно говорит очень много, а по существу – ничего. Я знаком с такими. Общаешься с ним час, два, тратишь время своё, а никаких для себя плюсов в итоге, и неудобно сказать, что всё, разговор закончен. Ну так вот я воспитан.

 

– У вас есть недостаток, от которого бы хотелось избавиться, но не получается?

– Слишком переживаю я за всё. Наверное, это всё-таки недостаток. Хочется-то как лучше, чтоб результат был, и многие вещи я через себя пропускаю. Головой-то я всё понимаю и многих учу даже, а у самого не всегда получается близко к сердцу не принимать. Пора мудреть.

 

– Вы согласны, что истина рождается в споре?

– Абсолютно! Я недавно прочитал о том, что человек в принципе не может принять рациональное решение: либо обладает не всей полнотой и глубиной знаний,  либо неправильные выводы сделал из анализа ситуации, либо эмоции подключил, и много других факторов. А во время обсуждения всё это можно выяснить. Мы с моим напарником по бизнесу, например, спорим часто. У него вообще другой взгляд на вещи. Споры эти отнимают много сил и времени, но в них рождаются уникальные решения.

 

– Как вы успокаиваете нервную систему, если она взвинчена?

– Пью на ночь травы успокоительные. Ну, и на море успокаиваюсь, во время отпуска. Я книги беру с собой всегда, чтобы отвлечься, переключиться. Для разгона у меня Акунин заготовлен. Про войну люблю читать. Война – гигантское событие по масштабу. Управлять этим процессом крайне сложно. Сейчас вот нашёл серьёзную аналитическую литературу,  там очень интересные вещи написаны. На закуску – Эрик Фромм, один из выдающихся мыслителей современности. У него каждая книга как отдельный вопрос. Одна тема мне очень понравилась: почему человек бежит от свободы? Буду изучать. И ещё Чехов. В общем,  что пойдёт.

 

– Есть какие-то вещи, которые хотелось бы научиться делать? Что пока так и осталось недостижимым?

– Английский. С ним у меня до сих пор проблемы. В школе надобности в нём я не ощущал. У меня по английскому единственная четвёрка в аттестате, по остальным – пятёрки.  В институте тоже с ним не сложилось. Когда первый раз за границу поехал, захотел выучить, набрал книжек, самоучителей, но и там некогда было, так мимо меня и прошло всё. Особо оно и не надо, конечно, но не помешает. Если б знания английского были, я бы до сути вещей быстрее докапывался. В бизнес-командировках как-то по-особому вопрос задал бы, где-то что-то вскользь оброненное услышал. Переводчики не всегда могут уловить нужные мне нюансы. Теперь я его, наверное, уже не выучу, потому что в незнании тоже преимущество есть: время подумать. Громыко, наш известный советский дипломат, всегда же общался через переводчика, хотя английский знал великолепно. Из стратегических соображений. Он выслушивал ответ, а пока ему переводили, обдумывал свой ответ.

Детей я, кстати, своих заставляю английский учить. Много первоисточников на английском написано. Узкопрофильному специалисту такие вещи порой крайне необходимы.

 

Хотелось бы привить привычку уважать старших

– Какие привычки, ценности хотелось бы привить детям (у Василия Мельникова их двое – сын (18 лет) и дочь (22 года). – прим. редакции)?

– Нет такого, чтобы я сел и сказал: «Слушай, сынок, я тебя сейчас жизни учить буду…» Косвенно как-то я до него какие-то истины доношу, конечно, особенно когда разойдусь в воспитательном порыве, но такое не часто бывает. Первое, что стараюсь внушить: заниматься следует в жизни только тем, что нравится и приносит удовлетворение. При этом очень важно ответить для себя на вопрос: иметь или быть? В том смысле, гнаться за материальным, иметь достаток, деньги или быть Человеком, достойным и нужным обществу, и получать удовольствие от того, что ты востребован как личность, как специалист. Хотелось бы привить привычку уважать старших, прислушиваться к их мнению.

Дочка у меня очень упёртый человек, целеустремлённый, а в силу того, что молодая, мало слушает наших советов, решение принимает сама. По большому счёту я учу детей своим примером. Со временем я вот с какой столкнулся проблемой: супруга моя домохозяйка, только сейчас стала рваться на работу, когда дети подросли. Я категорически против того, чтобы женщина, имеющая детей, выходила на работу, потому что считаю, что детьми надо заниматься: контролировать, помогать в решении каких-то психологических проблем, держать в рамках, уберегать от ненужных соблазнов, не пустить на какую-то вечеринку, а если появляются проблемы, мне сразу сигнализировать, потому что у меня следить за этим времени нет. Но в то же время такое положение вещей накладывает и негативный отпечаток на детское самосознание: они видят, что мать не работает, и вроде получается, что можно в жизни пристроиться, ничего не делая. И в этом плане приходилось не раз проводить разъяснительные беседы, почему мама дома, и что на самом деле это тоже большой и ответственный труд.

 

– Дети с профессией определились?

– Сын школу окончил в этом году. Вроде химия нравится. Сильно надеюсь, что в МГУ поступит. Кем он станет потом, не совсем понятно пока. У дочки было в этом плане всё продумано, упёрлась ещё в детстве: ветеринария и всё. Сама поступила в школу при первом мединституте, потом в сельскохозяйственную академию. При этом долго мы её уговаривали врачом стать, но она ничего не слушала. Подала документы только в один институт, ждала до последнего результатов зачисления и в итоге прошла на бюджет. Сейчас на четвёртом курсе. Ей всё очень нравится, она учится и работает. Но такие случаи – редкость.

 

– Самые ценные принципы, которые вам передали родители.

– Уважение к старшим и к своей семье. Потребность трудиться. Важно ставить перед собой сверхзадачи и всегда оставаться человеком с большой буквы Ч.

 

Беседовал Сергей ВАСИЛЬЕВ