Пушкино. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 21 августа

ясно+28 °C

Онлайн трансляция

17 марта - День кикиморы!

17 марта 2017 г., 15:43

Просмотры: 797


А вы знаете, что сегодня по народному календарю - Герасим грачевник, день Кикиморы?

Из тёплых стран возвращаются грачи — первые предвестники весны. Если летят прямо на старые гнезда – к весне дружной, полая вода сбежит вся разом. Коли сели на гнездо – через три недели можно выходить на посев. Грачи играют – к хорошей погоде, стаями с криками вьются над гнездами – то сядут, то опять взволнуются – к перемене погоды. «Грач на горе – и весна на дворе», «Увидел грача – весну встречай». В этот день не советовали надевать новую обувку: «Кто на Грачевника в новые лапти обуется, у того весь день будет шея скрипеть». Девицы в этот день выбегали на улицу: коль встречали на дороге тетку – к скорому замужеству. Считалось, весна не только приносила долгожданное тепло, но и очищала, обновляла природу, прогоняя зимнюю нечистую силу. А «Герасим» – единственный в году день, когда можно было избавиться от домашней кикиморы: «Герасим-грачевник не одного грача на Русь ведет, а и со Святой Руси кикимору гонит».

Пожалуй, что такое кикимора, нынешний россиянин знает еще хуже, чем гнездовья грачей. Тем временем, полезно узнать, что это за пакость и как от нее нужно избавиться. Ведь это можно сделать лишь раз в году. Следовательно, не стоит упускать шанс.
Этимология слова «кикимора» неясна. Предполагается, что первая часть — звукоподражательная, от слова «кикать». Этимологический словарь Фасмера находит аналог в литовском — kaukas («домовой», «гном»). Вторая восходит к «мора/ мара» — нечистый дух, призрак, наваждение (смотрите английское nightmare, французское cauchemar, от которого, собственно, пошло русское «кошмар»).

Также кикимор  называют «шишимора» («шиш», «жиж» — корни, обозначающие нечистую силу, отсюда заклинательное «а вот шиш тебе») или, иносказательно, например, «соседка» (подобными эвфемизмами у шотландцев и англичан обозначаются фейри — «добрые соседи»). С той разницей, что, в отличие от фейри, кикимора — соседка далеко не добрая, да и выглядит далеко не так симпатично.
Первые приметы кикиморы — странная одежда, лохмотья, нелепый наряд (отсюда сравнение — «что ты вырядился, как кикимора») и нелюдимое, хмурое, злое выражение морды (поэтому хмурых людей называли «кикиморами»). Зачастую кикимору считают женой домового, но лично у меня это вызывает большие сомнения. «Одомашненность» кикиморы явно исторически не такая давняя — куда более прочно она ассоциируется с болотами. В этом случае она описывается в образе маленькой сгорбленной безобразной старухи, обросшей шерстью. Она обвинялась в похищении детей, вместо которых оставляла зачарованное полешко. Присутствие кикиморы в доме можно было легко определить по мокрым следам. Кикимора такого рода описана у Алексея Толстого в «Русалочьих сказках».
Когда кикиморы стали переселяться в человеческие дома — сложный вопрос. Судя по тому, что кикимора появляется в основном в севернорусских сказках, причем не таких уж давних (рецепты изгнания кикимор восходят к XVIII веку), это произошло, можно сказать, «вчера» — каких-нибудь лет триста-четыреста тому назад, в связи с активным освоением русскими переселенцами территорий, ранее занятых финно-угорским и балтским населением.(Отметим, что С. Максимов отмечает представления о кикиморе, например, у обруселых коми-пермяков.)


Взаимодействовать с местными духами переселенцы не умели (несмотря на славянское название, кикиморы явно не славянского происхождения), а широкая сельскохозяйственная деятельность, сведение лесов и т.д. выгоняли кикимор из привычных мест обитания, заставляя переселяться в жилье. И вот чем, собственно, они в этом жилье занимались.
Как сообщает И.П. Сахаров, кикиморы в народном представлении появляются из незаконнорожденных детей, проклятых матерями еще в утробе, мертворожденных или убитых после рождения. Скитаясь по свету, эти духи выискивают себе подходящее жилье и поселяются там за печкой. У кикиморы голова с наперсток и тело тонкое, как соломинка. Переселившись в жилье, кикиморы обзаводятся одеждой — в отличие от болотных, запечная кикимора обычно описывается, как одетая в сарафан и платок. Заметим, однако, что кикимора далеко не всегда женского пола. У Даля, например, «кикимора» — мужского рода («кикимора вошел»).
Но, независимо от пола, кикиморы любят заниматься прядением и ткачеством, а также баловаться по ночам с веретеном и прялкой хозяев дома (например, рвать пряжу). Если кикимора дотронулась ночью до оставленной работы, ее потом трудно закончить — скажем, рубашку придется распарывать и шить заново, потому что шов будет ложиться неровно. (Те, кто работает на компьютере, будьте бдительны! Не оставляйте ваши рабочие файлы открытыми на ночь!)


Тесная связь кикиморы с пряжей и другими рукоделиями (ее почти всегда видят с веретеном) заставляет многих исследователей заподозрить в ней остатки культа Мокоши. В некоторых местах Олонецкой, Новгородской и Вологодской губерний кикимору так и называли —«мокушей» или «мокошей» ( «Русская мифология. Энциклопедия». — М., Эксмо, 2007). Заметим также, что нитки она прядет «наоборот», не в ту же сторону, что люди. По идее, узел платка тоже должен быть странным, но вряд ли кто-то  так внимательно присматривался к кикиморам.
Кикимора может вредить домашним животным, в частности, курам, бросает и бьет посуду, мешает спать, шумит по ночам, щипает и тормошит маленьких детей, чтобы они плакали, может душить хозяев. Это беспокойная нечисть, которая может и вовсе выгнать хозяев из дома. «Входит Кикимора во избу никем не знаючи, поселяется она за печку никем не ведаючи, — живописует бедствия от кикиморы Сахаров. — Стучит, гремит Кикимора от утра до вечера; со вечера до полуночи свистит, шипит Кикимора по всем углам и полавочной; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пряжу пеньковую, снует основу шелковую. На зape-то утренней она, Кикимора, собирает столы дубовые, ставит скамьи кленовые, стелит ручники кумачные для пира неряженого, для гостей незваныих.
Ничто-то  ей, Кикиморе, не по сердцу: а и та печь не на месте, а и стол не во том углу, а и та скамья не по стене. Строит Кикимора печь по-своему, ставит стол по-нарядному, убирает скамью запонами шидяными. Выживает она, Кикимора, самого хозяина, изводит она, окаянная, всяк род человечь. А и после того, она, лукавая, мутит миром крещеныим: идет ли прохожий по улице, а и тут она ему камень под ноги; едет ли посадский на торг торговать, а и тут она ему камень в голову. Со той беды великие пустеют дома посадские, зарастают дворы травой-муравой…»
По современным городским быличкам (где кикимору чаще называют «полтергейстом»), она изводит хозяев стуком по ночам, звуками шагов, скрипом мебели, сыростью, повышенной влажностью в квартире, звуком падающих капель и т.д. Из того, что кикимор чаще всего видели на Святках, можно предположить, что в человеческом жилье они обитают главным образом в холодное время года, с наступлением весны перебираясь обратно на болота или в лес. Интересно также, что, по некоторым поверьям, кикиморы так легки, что если выходят на улицу, их может унести малейший порыв ветра. Возможно, именно так они и расселяются с места на место — с ветром, как паучки на паутине.
Появление кикиморы может быть связано и со злым умыслом, и просто с неудачным выбором места для жилья. Например, она появляется в домах, построенных на нехорошем месте — скажем, там, где похоронен неотпетый покойник. Учитывая то, насколько часто жилые многоэтажки и больницы сейчас строятся на бывших кладбищах, кикимор там должно быть просто видимо-невидимо.
Есть также мнение, что кикимору в строящийся дом могут запустить строители, оставшиеся недовольными оплатой своего труда (те, кто нанимает ремонтные бригады, учтите это!). Для этого достаточно сделать куколку из щепок и лоскутков и заложить ее в стену, за притолоку и т.д., с особым наговором. Вот что бывает в таких случаях потом: «У нас три чуда было. Вот в этой избе. Заяц бегал, бык, собака и поросенок. Хозяйка ушла за дровами, а в избе поросенок. Она пришла — он на лавку, стол, везде… А то двери раскроются. Вдруг все двери, раз, открылись. Стали искать — куколка завязана» (цитата из книги «Русская мифология. Энциклопедия»).
По другим версиям, кикимора может показываться в облике кошки, особенно серой. Также кикимора может быть предвестницей плохих событий. Севернорусское поверье гласит, что увидеть кикимору с прялкой на лавке — к смерти кого-то из домочадцев. Если слышен ее плач — тоже к несчастью (обратите внимание на аналог с ирландской банши). Намного реже ее появление предвещает добро. По архангельскому поверью, беду можно отвести, если, увидев кикимору, не растеряться, а сделать «относ» — рядом с ней положить пирожок или другое угощение. Тогда кикимора может, наоборот, принести прибыль, послать удачу.
Избавиться от кикиморы сложно. Помогает либо молитва, либо матерная брань (и то и другое несет сакральные черты, так что неудивительно). Можно также обвязывать солонку веточками можжевельника — тогда кикимора не сможет брать из нее соль и без соли не выдержит, уйдет. Незаменимым оберегом от кикиморы считался «куриный бог» — камень с естественным отверстием или горлышко разбитого кувшина с лоскутом кумача. Также рекомендовалось «от кикимор в доме положить верблюжью шерсть, когда суседка (тож кикимора) давит — лечба та же, шерсть с рясным ладаном клади под шесток».
Некий капитан Жандаченко, начальник конно-этапной команды Харьковской губернии, в 1883 году подал на кикимору в суд. Дело о таинственных явлениях, происходивших в квартире капитана, рассматривалось в уездном и земском судах Харькова, однако было прекращено «за ненахождением причин необыкновенных явлений». И компенсацию за моральный и материальный ущербы истец так и не получил. С тем же результатом закончилось дело вдовы Раздьянковой, которая в 1814 году подала в один из уездных судов Симбирской губернии иск на «невидимый голос, необъяснимые стуки и бросание кирпичей и поленьев». Решением суда дело предали «суду Божию».
Главная дата в году для изгнания кикимор — как раз 17 марта по новому стилю, день Герасима Грачевника. Сахаров сообщает, что изгонять кикимор должны знахари, которые осматривают углы, обметают печь и читают заговоры. В «Русской мифологии» приводится даже заговор на изгнание кикиморы: «Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют».
Мария Новосильцева