Пушкинское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 17 октября

ясно+4 °C

Сейчас в эфире

Радио-1 Подмосковье

Моя Байкальская тропа

14 сент. 2021 г., 6:10

Просмотры: 10


12 сентября в России отмечают День Байкала – место, куда, пожалуй, хочет попасть каждый. Корреспондент «Маяка» решила вспомнить, как два года назад впервые побывала на Байкале, и пожелать вам того же.

Ветер с Байкала дул

Поехать на Байкал было мечтой ещё в школе. Хотелось жить в деревне на берегу озера и просто каждый день смотреть на воду. Когда появилась возможность поехать, я открыла карту и нашла деревню с милым названием Большие Коты. Других критериев для выбора места у меня не было.

…В иркутском аэропорту мы – я и Рома – узнали, что, в связи с плохой погодой, паром, который ходит один раз в день, отменяется. Другого способа добраться до Котов нет. В Иркутске мы сразу отправились искать маршрутку до посёлка Листвянка, он всего в 23 километрах от Котов. В Интернете бывалые советовали закупить продукты, прежде чем ехать на берег Байкала, но, завидев машину, мы испугались, вдруг потом с транспортом будут проблемы: ездят не по расписанию, а по желанию водителя. В Листвянке в туристическом центре (закуточке с сувенирами и большой картой Байкала на стене) для нас вызвали Андрюху. Таксист-лодочник. За какие-то три тысячи доставит нас до Больших Котов, туда-то нам и надо. Много или мало – альтернативы нет. Едем.

Вокруг – красота. Вдалеке видели нерпу. Вот он, Байкал. Как на той картинке в учебнике. С тех пор-то и мечтали попасть на озеро.

Как мы картошку два дня варили

Сходим на берег – типичная русская деревня. Дороги в колеях, за заборами крепенькие домики. И не очень. Ни души. Только я, Рома, Байкал и природа. То, что искали.

– Сюда! – машет рукой издалека какой-то мужчина. Это хозяин «Чёрного кота» Дэворд Иосифович. Малословный и добродушный. Сами бы мы его едва ли нашли: ни стрелочек, ни вывески. Комнату дали уютную, ничего лишнего, главное – есть обогреватель.

В соседях – археологи. В деревне собираются протягивать дальше электросеть, копать нужно. Историки решили опередить электриков: если монтёры найдут артефакты, то уже не отдадут.
Туалет на улице, душ есть, но летний, хозяева могут баню затопить. Есть несколько кухонь на улице: холодильники, плитки, чайники, посуда – полный комплект.

– А где здесь кафе или столовая?
– Так нет здесь ничего. Кухня вот только, готовить можно. Летом, когда сезон туристов, продавщицы в магазине и суп делают иногда, и второе. Сходите, у нас всего один магазин.

Выходим – опять только мы и Байкал. Деревня небольшая, быстро обойдём и найдём магазин. О, человек!

– Простите, где магазин здесь?
– Oh, do you speak English?

Откуда-то у покосившегося забора взялся немец. Где магазин, он не знает. Но почему-то этим фактом не расстроен. Магазин мы нашли самостоятельно. С виду – жилой домик, только крупная надпись отличает от других зданий. Работают до 22.00, это как в Москве, надо же, и без перерыва. Но на двери мелко написано:«Обед». Прогулялись по деревне – «обед». Сели ждать. Обе продавщицы уходили в баню, потому и пришлось нам понервничать.

– Сегодня Всемирный день бани. Помоешься – все болезни смоешь. Выбирайте. У нас есть чай и пирожки с картошкой.

Колбасы, сыра в магазине не оказалось. Нашлась тушёнка и картошка. За килограмм картофеля – сто рублей. Остальные цены в тех же пропорциях.

– Так помыться не хотите? Сегодня Всемирный день бани. Помоешься – все болезни смоешь. Звонить в баню? – повторилась сердобольная продавец на прощание.

Почистили картошку, кастрюлю поставили на электрическую плитку. Смотрели весь вечер – и не дождались. Вода к ночи только приготовилась закипать. Поели тушёнку с хлебом и спать. Утро началось с картошки. Поставили на плитку попроворнее. К обеду у нас было пюре! То ли варили долго, то ли сорт такой, во рту чувствовался крахмал. А, ещё вышка сломалась три дня назад, и МТС не ловит. Ни связи, ни Интернета. Родители звонили хозяевам «Чёрного кота», чтобы убедиться, что Андрюха нас довёз целыми. Пусть и голодными.

Сибирская акклиматизация

Днём пошёл ливень. Галош в магазине не оказалось, только майонеза почему-то прибавилось. Обули мы мои ноги в пакеты, сверху кроссовки, и пошли по Большой Байкальской тропе. Всего 20 с хвостиком км – ты в Листвянке. А там даже банкомат есть! Надели дождевики, сготовили чай в термосе – и снова я, Рома и Байкал. Тропинка ведёт в основном по берегу. Сосны, кедры, огромные чайки. За этим и ехали. Примерно на шестом километре повернули назад. Разведка окончена, идти можно. На входе в Большие Коты есть Музей Байкаловедения. Работает только по выходным. Это нам в магазине сказали – единственный наш путеводитель и выпуск новостей. Ещё в деревне есть библиотека, но часы её работы нам неведомы. Две часовни, но обе закрыты. Говорят, священник досюда не доезжает. В доме, где живём, по потолку ползают чёрные божьи коровки. Пытались убивать – количество не уменьшается. Соседи поделились опытом: они их собирают в пакет. Археологи...

Археологи

Их много, шумные, но держатся своей кучкой. На наши вопросы отвечают обтекаемо. Мужчины утром исчезают. Нашли наконечники стрел – около десяти тысяч лет назад здесь была битва, наткнулись на следы. А женщины с самого утра на кухне. Мы всегда слышим, когда у них завтрак, когда обед и когда ужин. А ещё слышим, когда их собака Котлета искупалась в луже или распотрошила мусорное ведро. Они очень громкие, и почему-то многие их разговоры сводятся к тушёнке. Едят они её очень много. Видимо, привезли с Большой земли.

Решили посмотреть на раскопки самостоятельно. Женщина, собиравшая скромный урожай (ветер с Байкала дует сильный, здесь и сорная трава плохо растёт), помогает:

– Так вон, на огороде всё раскопали. На квадратики поделили ещё.
– А нашли что?
– Нам не докладывают. Они у Дэворда живут. Знаете? Все его знают. У них и спросите. Если ответят.

Есть у Дэворда и другие жильцы, хотя вовсе не сезон. Антон – биолог. Сам из Иркутска, но 15 лет живёт в Москве. Занимается генной инженерией и молекулярной биологией. Сотрудников научного института сократили, организацию закрыли. Это проще, чем дать денег. Теперь Антон ждёт вызова. А пока ставит эксперименты и пишет научную работу:

– Вот вы голову сейчас мыли шампунем, а пена в землю впиталась. Дальше попадёт в озеро, в чистейшее озеро...

А ведь точно. Я и не задумывалась.

Антон со дна Байкала достаёт губку, которая и делает озёрную воду такой чистой (растёт по два миллиметра в год!), и кормит её моющими средствами различной концентрации, чтобы заметить реакцию. Озеро-то сохранить нужно...

Таёжное золото

Пошли мы как-то искать в лесу заброшенную шахту, где в XIX веке намыли более ста пятидесяти килограммов золота. Дорогу нашли с трудом, Интернета нет, местных на улице увидеть сложно. Погода сурова. По берегу гуляет пара. Про прииски они не знают и знать не хотят. Приехали в Большие Коты на день. Поднялись волны, паром отменили. Прошло три дня – уехать не получается. И даже Андрюха уже не работает: ждёт шторм. Деньги, говорят, заканчиваются, и цены в магазине высокие.

– А пешком если до Листвянки? Здесь же можно, говорят, хорошая дорога, – предлагаю варианты.
– Пять часов идти ведь. Пять! Нет, это нам не подходит.

Странные. Я пошла бы.

...В лесу мы нашли старую разрушенную драгу – оборудование для промывки вычерпанного грунта. И всё. К обломкам не подойдёшь – вокруг образовалось не то озерцо, не то болотце. Шахта, как прочитали позже, где-то ещё дальше. Увы, указателей не было. Ни одного. Было много грибов. И красивое лесное озеро. Прозрачное. Как Байкал. На берегу только сидеть и высматривать медведя. Сибирь. Тут медведи по улицам ходят.

Большая Байкальская тропа

На следующий день мы собрались идти в Листвянку. Кто говорит, до неё 18 км, кто – 25. Хорошая туристическая тропа. Мы пройдём её за 4 часа, точно. Полчаса-час в посёлке и обратно. Хоть домой позвоним, в кафе поедим да колбасы купим, потому что тушёнка в большекотовском магазине закончилась. С собой – термос с чаем, запасные носки, шапка и «Русский репортёр» для привала. С шоколадкой в дорогу продавцы подвели. Может, снова баня?
Бодрым шагом направились по стрелке. Широкая тропинка. Правда, идёт то вверх, то резко вниз. Через два часа появилась табличка «Опасный участок»: тропинка сузилась до 20 сантиметров, под нами обрыв. До Байкала около двадцати метров вниз. А у берега глубина маленькая, весь берег в камнях... Вцепились руками за гладкие выступы в скале. Рома в первый раз сказал, что пошли напрасно, слишком опасно для жизни.

Да нет, со всех сторон говорят, что это безопасно. Потом встретились китайцы. Молодая пара и женщина за 60. Предупредили, что идут четыре с половиной часа и что нас ждёт много тропинок на вершинах гор. Как хорошо, что мы их встретили! Если пожилая женщина прошла, значит, скоро мы будем в Листвянке. На миг у нас появилась связь. Пришло смс с поздравлением с церковным праздником. Затем сигнал пропал. Удивительно! Ко мне «прорвалось» всего одно послание, да с таким содержанием! Это я сейчас понимаю, что это был знак: молитесь... Что и делали…

Тропа была в общем-то опасной. Идти возможно, но дорожка находилась метрах в 30 от берега – 30 метров вниз. Потом тропинка сузилась до 20 сантиметров, до 15. Высота обрыва стала метров 40. Когда идёшь по голой скале, всеми силами вжимаешься в камень. Иногда встречаются кучи камней. Под ногами они неприятно шевелятся. Некоторые выпрыгивают из-под кроссовок и около пяти секунд слышишь «цок-цок-бульк». Связь уже стабильная, но Гугл-карты показывают лишь, что мы в тайге. Огромное зелёное пятно и рядом байкальское синее. За каждым мысом кажется, что посёлок за следующим утёсом.

На пути встречаем пару из Голландии. Они тоже вышли из Котов, но гораздо раньше, чем мы. По их подсчётам до конца осталось полчаса. Ура! Вместе мы идём недолго...

«No road», – кричат, потому что идут впереди. Как – нет дороги? Позади уже четыре часа. Мы не можем вернуться. И тут иностранцы начинают карабкаться вверх по горе. Мы висим вчетвером над озером. Я ниже остальных, и в определённый момент не могу поднять так высоко ногу, как они.

– Я придумаю что-нибудь, я сейчас, я сейчас, – успокаиваю и себя, и Рому. Куда ни ставлю ступню, нога съезжает! Руки не могут долго держаться за гладкие и не явно выраженные выступы! Сильнее я никогда не рисковала. Слышу, как внизу плещутся волны. Самый неприятный звук в моей жизни. Чудом нащупываю внизу камень и возвращаюсь назад. Голландцы полезли дальше. Может, и спуститься уже не могли...

Мы поняли, что давно сбились с маршрута... Слишком редкими оказались стрелочки на прекрасной туристической тропе... Около часа мы лазали по горам, опасные выступы встречались раз пятнадцать! Далеко внизу к берегу причалили катера с японцами или китайцами. За любые деньги мы были готовы доплыть с ними в хоть какое-нибудь населённое место. Пока спускались, все уехали. Рома предложил звонить в МЧС... Но мы увидели на том же берегу двоих странных бурятов. Они закидывали что-то в воду и были не слишком приветливы. Эти «браконьеры» сказали, что лодка больше не приедет и что до Листвянки 30 минут ходу. Там у скалы есть лестница, от неё дорога в посёлок. Счастье!

...Лестницей оказались два высоких полусгнивших бревна, соединённых ржавыми скобами. С трудом забравшись, увидели тропу. Она напоминала весь наш предыдущий путь... Вершины, горы, ширина 10-15 сантиметров... Минут через 20 снова люди! Шестеро молодых людей, вышедших погулять, успокоили: до Листвянки осталось 1 250 метров. И три опаснейших перехода через горные вершины. Я в первый раз почти заплакала. А паника в нашем походе – крест. Мы решили ползти в любом направлении, лишь бы миновать эти три участка. И нам удалось! Дома! Собаки! Человек на балконе!

...До Котов нас вёз Андрюха. В прошлом году он так же плыл до этой деревни. Заметил на горе машущего красной футболкой мужчину. Подплыл к берегу и увидел ещё одного. Тот лежал на берегу. Мёртвый. Разбился. Французы приехали в отпуск на Байкал. А два дня назад из Котов по Большой Байкальской тропе вышла датчанка. Через три километра ей навстречу вышел медведь. Ей удалось убежать. В темноте мы неоднократно видели фонарики, они светились на тропе, где нет электричества. Это туристы.

– Впервые вижу такое! Люди больны, что они там потеряли? – так же удивлённо смотрел Андрюха.

Наконец

Вечером в Котах починили связь. В Интернете мы читали, как туристы легко проходят ту самую тропу. Только путь они начинают из Листвянки. А котовские нередко заходят не туда. Кстати, в Листвянке мы встретили тех китайцев с пожилой женщиной. Они до конца дойти не сумели.

Я чувствовала себя героиней триллера про выживание. А когда я подходила к «Ракете», которая доставит меня в Иркутск, я смотрела на те горы. Как выжившие персонажи смотрят особенным взглядом, вспоминая, через что пришлось пройти...
Я ещё вернусь и пройду эту Большую Байкальскую тропу.

Спасибо, Байкал, ты суровый и удивительный. Сердце Сибири.

АННА КОРНИЛОВА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*