Пушкинское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 19 сентября

пасмурно+5 °C

Сейчас в эфире

Радио-1 Подмосковье

Клара Ильинична НАЙДЁНОВА: «В День Победы буду читать стихи …»

30 апр. 2020 г., 16:40

Просмотры: 273


В 17 лет Клара Гранник пошла работать в госпиталь в Пятигорске. Всю войну, с 1941 по 1945 год ухаживала за ранеными. Фамилию сменила в 1947-м, выйдя замуж за солдата, которого лечила в 45-м. Живёт в посёлке Челюскинский.

 

«Пятигорск – это был сплошной госпиталь…»

– Клара Ильинична, как началась для вас война?

– В 1941-м я окончила девять классов и в сентябре пошла работать. Жили мы в Пятигорске. С самого начала войны многие городские здания были переоборудованы под эвакогоспитали, сюда везли раненых бойцов с передовой. Пятигорск – это сплошные госпитали. А знакомая наша работала врачом лечебной физкультуры, и после окончания курсов я пришла к ней в госпиталь № 31. Всю войну помогала выхаживать раненых.

– А где жили, когда фашисты заняли Пятигорск?

– Пять месяцев мы были в оккупации, с августа 1942-го. Уже накануне, когда вдруг стали эвакуировать госпитали, мы поняли, что немец у порога. Побежали скорее домой, чтобы собраться и уйти из города. Папа сшил всем рюкзаки, он портной был. И девятого августа мы отправились в станицу Горячеводскую, вышли на дорогу, а тут начался сильный обстрел. Укрылись у маминой знакомой, но папа с нами не пошёл, иначе бы мог погибнуть. Потом узнали, что он все-таки спасся. Папа у нас был чудесный! Он работал начальником швейной фабрики, очень хорошо шил. И мы, хоть и жили небогато, одеты были всегда красиво, модно, папа нам мастерил шикарные вещи, причем, из каких-то тряпок. В семье были две сестры, я младшая.

 

«И соседка заявила в полицию…»

– Вы укрылись в станице?

– Нет, вернулись в Пятигорск. Было трудно и страшно. Пришлось скрываться. Папа у меня еврей, мама русская. В паспорте значилось «русская». Папа говорил – не забывай, что половина моя. И вот, когда вернулись, сестра вымазала меня сажей из печки, чтобы никто не узнал. Но соседка у нас была злая на советскую власть, потому что в её дом других подселили. Когда немцы пришли, они повесили объявления, чтобы евреи приходили регистрироваться. И соседка заявила в полицию, что у неё за стенкой еврейская девочка живет. Немцы меня дважды проверяли, но в паспорте – русская, и не тронули.

Мама работала в пошивочной, чтобы прокормиться. И меня брала с собой. Там я научилась штопать, до сих пор, кстати, хорошо штопаю. Но когда приходил немец проверять, меня прятали под стол. Однажды мы увидели, как немцы стали убегать – по улицам неслись машины. И когда они совсем укатили, это было такое счастье. Это был как первый день победы! Пятигорск освободили 11 января. А потом вернулись госпитали.

– И что, опять пошли в госпиталь?

– Конечно. Я же была секретарем комсомольской организации. Любила свою работу. Рано выходила из дома. Идешь, обычно, по дороге к госпиталю, а кругом нарзаны – подойдешь, включишь, наберешь с собой бутылочку. Мне очень нравилось пить эту вкуснейшую воду. Может, потому и дожила до таких лет.

 

«Проводил на костылях до дому…»

– Вы одна из тех, кто встретил свою судьбу в годы войны. Как это было?

– Так я же лечила своего будущего мужа! Он был ранен в ногу, приехал в Пятигорск. Причем, когда первый раз пришел ко мне в зал на процедуры, сказал фамилию, я записала, – и подал здоровую ногу, не больную – такой шутник был. Посмеялись, я обработала ногу, он сказал спасибо и ушёл. И вот утром иду на работу, а он на балконе стоит, смотрит. Мы делали с выздоравливающими утреннюю зарядку. Под баян, на улице. Я и сейчас могу достать руками до пола, не сгибая колен. Уточкой ходили, все группы мышц напрягаются. Когда уезжал мой солдатик долечиваться в Москву, проводил меня на костылях до дому, обещал писать. И мы переписывались два года. За это время он техникум окончил и попросил назначение в строительную организацию в наши места. В 47-м мы поженились. И прожили вместе 43 года. Две дочки у нас, Галя и Лариса, пятеро внуков родилось, пятеро правнуков…

– А как вы попали в Пушкино?

– Муж строитель, прорабом работал. Сначала мы жили в Серпухове, потом перебрались в Пирогово, дочки вышли замуж, появились внуки, а потом нам дали квартиру в Челюскинском. Я здесь, в институте РИАМА, много лет работала. А до этого двадцать лет была начальником почты, в разных городах. И вот однажды встречаю как-то на конференции в Москве своего бывшего начальника, спрашиваю, почему меня в разные отделения посылали. А он в ответ: «Там, где вы, там коллектив дружным становится, нет жалоб, все хорошо работают, потому и посылаю». В общем, на усиление. Как в госпитале – у нас всё было направлено на выздоровление пациентов, и я всегда стремилась, чтобы всё было хорошо.

 

«9 Мая – великий день!»

– Клара Ильинична, как будете отмечать День Победы?

– Девятое мая 1945 года я встречала в госпитале. Там такой праздник был! Комиссар вышел и говорит – всё, Победа! И сказал, что Сталин издал указ о том, что те, кто год отработал в госпитале, получит орден Отечественной войны II степени. И добавил, что к этому указу есть приписка – кто был в оккупации, тем не давать. Мы заплакали. Но, оказывается, после смерти Сталина эту приписку уничтожили. И все, кто работал в госпитале, получили свою награду. А я не знала… Так и не получила. А сейчас тяжело выходить из дома.

– Что для вас значит 75-летие Победы?

– Это великий день для меня! Это День Победы! Мы такое пережили... А наши солдаты! Сколько всего на их долю выпало… Вот  немецкие солдаты пешком не шли, всегда передвигались на машинах. А наши почти всегда пешком. Сколько же километров пришлось пройти до Победы!

В День Победы буду читать стихи. Когда я была молодая, очень любила стихи учить. Могу читать их полдня. И военные, и о любви. Очень нравится Константин Симонов. Можно, я вам прочитаю «Майор привез мальчишку на лафете…»?

Галина РАТАВНИНА
Фото Николая ИЛЬНИЦКОГО

Обсудить тему

Введите символы с картинки*