Пушкинское информагентство

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

пятница, 7 октября

облачно с прояснениями+13 °C

Олег ГРАБОВСКИЙ:  «Я поставил свой фильм на паузу до победы»

18 авг. 2022 г., 15:06

Просмотры: 701


Всего в нескольких сотнях километров от границы идет специальная военная операция. Наша армия помогает освобождать от националистов дружественные нам ДНР и ЛНР, которые хотят быть вместе с Россией, как и прежде. Мы гордимся нашими ребятами, а недавно в округе дружно встречали солдат-контрактников, вернувшихся с передовой. Герой этого интервью тоже вернётся домой, только на Донбасс. Киносценарист по профессии, он воюет в армии ДНР с 2014 года.

Мы встретились с Олегом Грабовским в Заветах Ильича у его друга, Евгения Пономарева, сразу после выписки из военного госпиталя в Москве, где он перенёс несколько операций. Его рассказы ошеломляющие. Сам же Олег, пока мы гуляли по берегу Серебрянки, удивлялся мирным самолётам в синем небе и стуку дятла в лесу – у них сейчас такого не приметишь.

– Олег, как вы были ранены?

– С украинской стороны прилетел артиллерийский снаряд 122 мм, разорвался в трёх метрах от меня. Мы выполняли боевую задачу.  Рядом со мной ранило товарища, нас вместе в Москву и доставили.

Лечился в Боткинской больнице, ранения в обе ноги и спину. Несколько осколков удалить не удалось, так что «повезу» их обратно. После курса реабилитации готов снова встать в строй.

– А на каком направлении воевали?

– Изюмский фронт, север ДНР, так называемый Шервудский лес. В своё время здесь, в курортной зоне Святогорья, проходил экстрим-триал на джипах, оттуда и пошло название.

– Как пришло решение сменить мирную профессию?

– Я не жил в Донецке с 2010 года. Уехал в Россию, интересовала тема кино, и чтобы развиваться в этом направлении, решил со временем поступать во ВГИК. Но после киевского майдана Донецк забурлил, начались митинги за федерализацию, я вернулся в город, а вскоре СБУ объявило меня в розыск. Потом образовалась Донецкая Народная Республика, и я остался. В 2016-м вошёл в батальон спецназначения – это 4-й разведывательный штурмовой батальон. После гибели лидера ДНР Александра Захарченко его, к сожалению, расформировали. Но я сейчас у того же самого комбата, Сергея Фомченкова, из того батальона. Только теперь мы входим в российские войска. Я русский, мои родители русские. Воюю за родную землю и буду защищать свой Донбасс до победного!

– И скоро ли его освободят, как думаете?

– Вы хотели, наверное, спросить, почему мы так медленно наступаем? Про скорость СВО – тут больше вопрос к генералам. Могу сказать, что идёт максимальное сбережение личного состава. Мы воюем с превосходящими силами, хочется сохранить жизнь людей, поэтому спешить не нужно. С другой стороны, каждый день гибнут мирные жители, и не только под обстрелами – против них устраивают диверсии на подконтрольной Украине территории. ВСУ предпочитает стрелять из жилых кварталов.

– Как встречают наших в той части Донбасса, что находилась под киевской властью?

– У нас, на харьковском направлении, жители просят русских солдат – только не уходите! Люди видят, как к ним относятся. «Захисники» с украинской стороны взрывают при отступлении насосные станции, мосты. Это в ответ на то, что их местные и кормили, и поили.

Там еще предстоит выстраивать отношения, налаживать диалог.  Почти семь лет наши соотечественники подвергались настоящему геноциду только за то, что родились и жили на Донбассе.

– Сейчас в Донецке тяжело, летят мины-лепестки…

– Вот вам одна из реальных фронтовых историй. Сейчас то тут, то там, в разных точках мира стали вспыхивать конфликты, а у нас в пределах одного города или поселка свой снежный ком трагических событий. К примеру, в поселке, он ближе всех к передовой, с семнадцатого года идёт мощный обстрел со стороны Украины. В один день от взрыва у семьи рушится дом, люди переезжают в соседний посёлок. Вскоре мама с дочкой подрываются на мине-лепестке, погибает и бабушка… Вот так буквально выбивают из жизни целые семьи!

И в Донецке опасно, у людей страх появился даже из дома выйти.  Еще серьёзная проблема – вода. Питьевые ставки высыхают, сильно обмелели, такого никогда не было. Воду подают один раз в трое-четверо суток по паре часов. В магазине двухлитровка питьевой воды стоит 90 рублей, 500 рублей – пятилитровая бутыль. Раньше вода поставлялась из Северского Донца. Там восстанавливают взорванную дамбу, нужен доступ к водоводу.

– Олег, когда вы вернетесь к своему недоснятому фильму? После освобождения Донбасса?

– Может быть… Но надо, прежде всего, это сделать. Мы поставили свой художественный фильм пока на паузу. Донбасс всё равно станет частью России. Сейчас я воюю с оружием в руках, а после победы буду бороться на культурном фронте, с врагами внутренними.

 

Беседовала  Галина Ратавнина

Фото Ильяса Шуммаха

Обсудить тему

Введите символы с картинки*